firstavatar

Краснодар во время оккупации, по рассказам бабушки Тамары


Краснодар во время оккупации, по рассказам бабушки Тамары:
Для нее война началась с окопов под Краснодаром. А было ей тогда 16 лет. Над теми, кто рыл окопы, пролетали фашистские самолеты – бомбить город. Но люди были воодушевлены, настроены патриотично. Однако по какой-то причине дороги между окопами остались нетронутыми, и фашисткие танки прошли по ним.
Горели взорванные нашими заводы Седина, Калинский, Масложиркомбинат… Горожане вытаскивали из огня продукты: бочку с вареньем, бидон постного масла. Бабушкиной сестре Лиде удалось притащить домой мешок сухарей. Это очень помогло семье в оккупации.
В те дни трудно было краснодарцам понять, где фашисты. Радио объявляло, что еще далеко, а немцы уже входили в Краснодар – 9 августа 1942 года. Бои шли ожесточенные. Целый класс из бабушкиной школы погиб под Краснодаром. А когда один из молодых солдат стал умолять ребят поднять «белый флаг», его тут же сдали, кому надо. Он же, спустя 10 лет лагерей, вернулся домой, жил рядом с нами на улице Пушкина, женился, родил ребенка. Жена его учительствовала.
В тот момент, когда немцы входили в Краснодар, прадедушка, прораб Григорий Иванович Иванов, вместе с рабочими участвовал во взрыве моста через Кубань – чтобы фашисты не перешли на другую сторону - вслед за уходящей Красной Армией. Машины с беженцами шли нескончаемым потоком – взрывать мост пришлось вместе с последними… Возвращались домой дворами…
В городе бойцы, оставленные задержать фашистов, бились за каждую улицу, каждый дом. Это были «смертники», совсем мальчишки. Их обгорелые тела потом лежали в яме на берегу Кубани.
На какое-то время выстрелы стихли… В доме по улице Пушкина жильцам понадобилась вода. С ведрами отправили юную бабушку Тамару и соседа-ровесника Леню. Они шли по безлюдным улицам к колонке, когда сзади раздалось «Хэнде хох! Партизан!» Бабушка всегда вспоминала ужас, когда впервые увидела немцев и направленные на них автоматы.
Но смеялась, рассказывая, как, будучи вполне девушкой, стала убеждать немцев: «Мы киндер, киндер!» Их отпустили… Но едва они побежали, вслед раздались автоматные очереди. Это расстреляли собаку. Жаль им было потерянных ведер.
Немцы в Краснодаре – это люди на виселицах с дощечками: «Я партизан», «Я украл хлеб». И душегубки – они впервые были применены в Краснодаре.
Бабушку удивляло, что немцы не видели в русских женщин. Они спокойно справляли нужду на улицах в присутствии всех.
А еще навсегда ей запомнилась сцена у дома учителя-еврея. У порога стояли немцы… Семья его не успела эвакуироваться. Он им открыл, а лицо его было белое, рука, закрывавшая дверь, дрожала. Никто из них не вернулся.
Однако дети, как могли, старались насолить тем, кто, по их мнению, помогал врагу. Во дворе жила переводчица немецкого. Детвора подбегала к окну и пела: «Знайте враги, на удар мы ответим». Пока обозленная переводчица выскакивала, все разбегались.
А потом была Победа. И публичная казнь на площади полицаев и предателей. Машины отъехали. Петли затянулись.
Но люди не отворачивались: смотрели и хлопали.
А дедушка Игорь освобождал Прагу. При переходе через снежные Альпы ослеп. Женщина, в доме которой они остановились, кормила грудью ребенка и своим молоком лечила ему глаза. Он это всегда вспоминал с благодарностью.
firstavatar

Полезно почитать тем, кому надоело сидеть дома у телевизора...

Шокирующий рассказ о происходящем кардиолога-реаниматолога Ирины Ильенко. Полезно почитать тем, кому надоело сидеть дома у телевизора...
12 часов без еды, воды и туалета, в костюмах спецзащиты и масках, когда рабочая смена "похожа на ад".
"В комнату отдыха я лично заходила уже после работы и фактически имею опыт 12-часового голодания, без воды и посещения туалета. Когда не пьешь, терпеть проще. Но у меня под пижамой — памперс..."